Ветераны 365: Никто не забыт

  • 8 мая 2017 |
    0 |
    2 611

Зима. Мой дед со своими боевыми товарищами третий день в окопах. В туалет ходят под себя. Возможности встать нет – везде фашистские снайпера сидят. Постоянно слышны звуки пушек, гаубиц и минометов. Началось наступление по флангу. Дед и товарищи настолько промерзли, что не было сил даже встать. Гусеницей выползли из своих окопов. Пытаются разогреть руки. Они видят врага, патроны есть, но руки замерзли настолько, что все патроны падают на землю, и пули фашистские проносятся мимо них. Пытаешься разогреть руки, чтобы они хоть как-то отошли, и начинаешь лихорадочно стрелять.

 
Беседовал Иван Янушкевич
Фотограф: Жаныбек Султанбеков

 

Все детство Тимур слушал рассказы о войне своего дедушки, который сам пережил все её тяготы. Дед Тимура прошел всю войну. Служил в танковых войсках, но после полученного ранения перешел в пехоту. Взял Берлин. Каждая история, рассказанная его дедом, ему так дорога.

Год назад Тимур Азыков с группой единомышленников создали волонтерское движение «Ветераны 365». Такое название группы было выбрано неспроста – ребята помогают этим людям 365 дней в году. 15 волонтеров заботятся о 80 ветеранах и 100 тружениках тыла.

 Тимур, во сколько лет ты начал помогать людям?  

Когда мне было семь лет, я ездил с родителями на дачу к нашему деду в поселок «Красная звезда» в Беш-Кунгее. Этот поселок был полностью заселен участниками войны. Я всегда забегал к соседу моего деда Ивану Ивановичу и помогал сотрясти ему яблоки с дерева. Другим соседям помогал прополоть картошку. Меня все любили – я был толстым и кучерявым.

Я начал зарабатывать со школьной семьи. Поэтому проблем с деньгами у меня не было. Я всегда платил за стариков – покупал на рынке им картошку. Но мысль о том, что нужно за кого-то взять ответственность, пришла уже с возрастом, когда появилась возможность не только купить один килограмм картофеля, а сделать нечто большее.  

 В итоге появились «Ветераны 365»?

Нет, они появились гораздо позже. Впервые о помощи ветеранам я задумался еще пять лет назад. Я взял списки. В 2011 году в Бишкеке проживало почти 900 бабушек и дедушек, прошедших через войну. Потом появились бизнес-проекты, которым надо было уделить много времени. Так реализация идеи о «Ветеранах 365» переносилась из года в год. В 2016 году я узнал, что ветеранов в Бишкеке осталось 137.

То есть за пять лет мы потеряли почти 700 человек при ежегодной смертности около 150 ветеранов. Мы работаем уже почти год. За это время нас покинуло 70 участников войны.  

В прошлом году я поехал в Москву и принял участие в шествии бессмертного полка. Прошел от Белорусского вокзала до Красной площади с фотографией своего деда. Для меня это было сумасшедшее чувство – почти миллион человек шло по улице и все кричали «Ура!». Вернувшись в Бишкек, я отложил все дела и твердо решил начать собирать ребят для волонтерского движения. Изначально наша задача заключалась в сборе средств и необходимых продуктов ветеранам, но сейчас мы делаем гораздо больше. Все стало намного серьезнее. Нас уже целая организация – человек 12-15, хотя в социальных сетях – 12 тысяч подписчиков, которые не готовы помогать физически. А если хотя бы еще сотня людей к нам присоединилась, мы бы смогли охватить всю республику. Но нас всего 15. Практически ежедневно посещаем ветеранов и помогаем им во всем, о чем они нас просят. Без волонтеров мы бы ничего не смогли. Спасибо им всем.

 Всего 15 волонтеров…

Почему нас так мало? Волонтеры не выдерживают эмоционального стресса и уходят. Несмотря на сложности, руки у волонтеров не опускались никогда. Ребята понимают, что кроме них, помочь старикам некому. Никто не привезет им продукты и лекарства, не предоставит бесплатный транспорт, не организует стационарное лечение.

Мы открыли специальный номер для ветеранов, по которому они в любое время суток могут позвонить по любому поводу, и им обязательно ответят. Помощь нужна во всем, начиная от замены розеток или крана, заканчивая  покупкой дорогостоящих лекарств.

 Слушайте, а кем вы финансируетесь? Наверняка за вами стоят политические партии?

Не скрою, вначале многие считали, что наша организация – это некая площадка для выборов в бишкекский городской кенеш. Меня даже приглашали несколько партий. Отказался. Позиция наших ребят и моя: если идти на выборы, то надо идти с той партией, у которой совпадает программа с нашим взглядами. Однако ни в одной программе партии нет ни единого слова о ветеранах. Забота о ветеранах не оказывается и за счет донорских средств. Все средства на помощь собираются от кыргызстанцев в группе на Facebook. На сегодня говорить о помощи государства «Ветеранам 365» не приходится. Ведь это предполагает финансовые затраты на обеспечение, которых у государства нет. У  нас есть партнер – частная скорая помощь. Ее сотрудники выезжают к ветеранам совершенно бесплатно. Также работники такси 37 возят бесплатно ветеранов круглый год.

Помочь ветеранам – это реально наш долг. Нас бы сейчас с вами не было, если бы не они.

 За год вы наверняка узнали, в чем больше всего нуждаются ветераны?

Самая большая потребность ветеранов – общение. Мы  серьезно думаем о том, чтобы найти ребят, которые смогли бы звонить каждый день ветеранам.

Обеспечение медикаментами – это больной вопрос, который мы уже пытаемся решить несколько лет. Мы писали письма отечественным фармацевтическим компаниям, а в ответ – тишина. От одной компании поступало такое предложение: мы можем дать ветеранам лекарства с пятидесятипроцентной скидкой, но у них скоро закончится срок годности.

Буквально недавно закупили для ветерана лекарств на двухнедельный курс. Отдали шесть тысяч сомов. Денег не всегда в фонде хватает, но остановить помощь мы им не можем. Они нуждаются в инвалидных колясках, в ремонте своих домов и квартир. У многих нет даже стиральной машины. И мы, несмотря на трудности с финансами, всегда стараемся помочь.

И еще одно: все везут макароны, рис, гречку …. Зачем? Ветераны и так последние 20 лет едят эти продукты, получая их от государства. Нужно везти продукты, которые мы с вами едим: сыр, колбаса, тушенка, вареники, пельмени, консервы, молочные продукты, пряники, фрукты и овощи.

 Может, я сейчас задам некорректный вопрос: но где дети этих людей? У них наверняка они есть!

На прошлой неделе ехал на работу. Шел такой ливень. На остановке стоял дедушка. Мимо него проносились машины. Каждый раз, когда проезжал очередной автомобиль, он отбегал от края остановки, чтобы машина его не обрызгала. Зрение не позволяло стоять ему под козырьком. Иначе бы он не увидел свою маршрутку. Для меня увиденное показалось настолько диким. Я остановился и подвез его. Уже в машине выяснилось, что ему 84 года.

«Где ваши дети?», – спросил я. «На заработках в России вместе с внуками», – ответил он. Как можно вообще позволить старику в 84 года стоять на остановке и ждать общественный транспорт? В конце концов, есть же такси! Но оно не по карману деду. Как можно жить в России и бросить старого отца? Даже, если ты был вынужден выехать из страны, но ты, друг, отправляй отцу деньги. И такая ситуация у 90 процентов наших ветеранов. Мне иногда хочется позвонить детям, которые о них забыли, и высказать им все.

 Ты же воспитываешь дочь. Рассказываешь ей о войне?

Ей семь лет. Она, конечно, не понимает масштабы трагедии той войны. Она знает, что ее прадед воевал. Главное, она понимает, что мы должны помогать ветеранам и помнить о них всегда. Это то, чему мы ее учим вместе с женой.
 
 В школьные годы, помню, мы всем классом ходили по ветеранам, и для меня было удивительно то, что они пытались нас всегда чем-то угостить…
 
У нас, видишь, как происходит: каждый волонтер звонит и говорит: « - Марья Ивановна, это Сауле. - Да, здравствуй, дорогая. - Вот хочу приехать, продукты вам привезти». Они же знают, что мы приедем. Стараются  всегда стол накрыть – конфет положить. Некоторые соленья достанут. Еле ковыляет и все равно накрывает этот стол и предлагает покушать. Это реально разрывает мозг и сердце.
 
 
Еще была такая история. Мои одноклассники сделали ветерану ремонт. Он жил в квартире, где обои свисали до пола, ванная была похоже на декорацию из фильма «Пила». Когда ветеран приехал обратно, он не узнал своей квартиры – думал, что  он ошибся номером. Так вот, дед достает два мешка сахара и говорит:
 
«Заберите его. Он мне ни к чему. Передайте моим боевым товарищам. Скажите от Ромашкина. Передайте моим хлопчикам, кто со мною стоял, моим фрунзенцам – Ахмату». Понятное дело, что уже никого из них не было в живых. Мы смотрели по базе. А дедушка думает, что Ахмат  жив.
 
«Ну что, передал Ахмату?», – спрашивает меня ветеран.
«Передал», – отвечаю я.
«Ну шо он сказал?».
«Благодарил, конечно!».
«Ну, вот он негодяй. Я его однажды попросил велосипед заварить, так он, скотина: Купи мне электроды. Это что за дела? Мы с ним в окопах вместе стояли, похлебку одну ели, а он мне, понимаешь, электроды! Так вот! Ты скажи ему: вот этот сахар от меня».
 
Выйдя из квартиры, мы долго плакали….
 
 
 Трогательно. Наверняка это не единственный случай, от которого хотелось плакать?

Да, каждый случай такой, что слезы наворачиваются. Прошлой осенью мы вместе с семьей присматривали за ветераном Мороз Анной Григорьевной – зенитчицей. В 18 лет пошла на войну и в составе зенитной бригады сбила 27 самолетов. Почему ей не дали героя, я не знаю. Ей было 95 лет, и была она практически неходячей. И вот, однажды я принес ей ведро клубники. Она обрадовалась. Последний раз клубничное варенье делала в 80-х годах. «Варенье закатаю», – говорит. Подарила мне баночку.

 Слушай, я понимаю, что извечная мечта ветерана: мир во всем мире. Но все же, о чем еще мечтают ветераны?

Один ветеран мечтает о ружье. «Хочу на охоту ходить – на козла», – говорит. Ему 94, но он очень шустренький. Другой ветеран просил найти жену младше него. Мы к нему отправляем всегда наших красивых девчонок. Понятное дело, он не пристает к ним, но сам факт, что к нему пришла молодая девушка, позволяет проявить ему всю свою галантность.

 А у самого мечты есть?

Мечтаю, что однажды к ветеранам приедет в гости с тортом и фруктами президент страны или мэр Бишкека. И напишет после в социальной сети, что он решил каждую неделю объезжать трех ветеранов. Тогда я буду счастлив.

 Кто может к вам присоединиться?

Абсолютно все. Телефон для вступления в ряды волонтеров: 0555827402, Facebook: Ветераны 365. Instargam: veterani365.  

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ПОМНИМ

Дети войны: Выжить и рассказать

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.