Под прицелом: Лев Белый из "Троеразных"

  • 18 ноября 2015 |
    1 |
    12 211

«Троеразных» – одно из главных открытий хип-хоп-музыки в нашей стране за последние десятилетия. Группа, которая одинаково хорошо звучит и под живой оркестр, и под ритмы регги. Stylish побеседовал со Львом Беловым о творчестве, вдохновении и «городе злых языков».

Текст: Евгения Жорабаева
Фото: Виолетта Погиба

В начале выпускного года в музыкальной школе мой преподаватель – женщина со стержнем – дала мне очень сложное произведение. Сначала я решил, что разучить его невозможно. Мне казалось, даже Бах такого не сыграет. Однако она верила в мой успех, и год спустя я действительно сажусь и играю наизусть 20 страниц этого произведения.

Наличие специального образования, на мой взгляд, не является обязательным условием хорошего музыканта. Довольно часто самоучки гениальнее профессионалов, потому что видят этот мир по-другому и передают именно ту музыку, что звучит у них в голове.

За десять лет в хип-хопе мы прошли абсолютно всё. Выступали даже там, где нас совсем не ожидали увидеть. Когда мы вышли на сцену рок-фекстиваля, организованного Beeline в «Промзоне», Джон обратился к двадцатитысячной толпе: «Не ожидали увидеть рэперов на рокерском концерте?».

Меня воодушевляет идея о материальности мыслей. Я поверил в то, что при искренности намерений мысль способна созидать. Важно лишь быть терпеливым и понимать, что одних мыслей недостаточно – только действие приводит к желаемому результату.

К пятилетнему юбилею группы «Марсель» родилась идея сделать часовую программу нашей авторской музыки под аккомпанемент живых инструментов. Не жалея времени и сил, мы репетировали каждый день, и в результате все песни получились совершенно непохожими на оригинал. Концерт удался, и «Промзона» была удивлена – за всё время существования клуба нечто подобное делалось впервые.

Я считаю халявой стремление стать популярным с помощью кавера,  ведь артист и его команда проделали колоссальную работу, чтобы получить заслуженное уважение и возможность быть услышанными. Чужие песни можно исполнять только от души и для души, не преследуя корыстных целей. 

Творческое сотрудничество необходимо каждому исполнителю. Любая совместная работа – это обмен опытом. Отпечаток, который накладывают на твою музыку коммуникации с другими талантливыми артистами, всегда заметен в творчестве. Многие ошибочно принимают это за плагиат или «закос» под кого-то другого, однако, на самом деле это рост твоего «скилла», который должен время от времени менять свою форму.

Мы стараемся, чтобы вопросы коммерции никак не влияли на творчество нашей группы. Пробовали делать совместные треки с исполнителями местной эстрады, но результат мне совсем не нравился. Он не идёт ни в какое сравнение с работой совместно с профессиональными артистами из Казахстана или России. Такой союз приносит уважение артиста, которого ты и сам ценишь по достоинству. Это вызывает гораздо больше приятных эмоций, чем популярность записанной песни, огромное количество просмотров в сети и обретение нового круга слушателей.

Бишкек – город злых языков. Здесь очень мало людей, способных искренне радоваться чужому счастью. Этот город завистлив, а сарафанное радио популярно настолько, что муха может перерасти в слона в рекордно короткие сроки.

Сейчас я не боюсь загадывать на будущее, ведь на самом деле оно не так далеко, как кажется. Буквально несколько лет назад я даже и мечтать не мог о том, что имею сейчас. Нужно верить, действовать, и желаемый результат не заставит себя ждать.

Песня «Пой вместе с нами» родилась неожиданно – она буквально вылилась в один момент. Стало понятно, что получилась очень атмосферная песня, и это именно то, что нам нужно. Если бы тогда мы остановились на этом «тёплом» звучании, которое не напрягает и легко воспринимается на слух, то вполне возможно, что сейчас уже вышли бы на Россию и собирали залы гораздо больше тех, что собираем сегодня.

Я понимаю: то, что мы делаем сейчас, не рассчитано на широкие массы, но это отражает мой внутренний мир, и я хочу найти своего слушателя.

Существует теория тысячи фанатов, утверждающая, что при наличии верных поклонников артист всегда будет обеспечен стабильным заработком. Впервые услышав Гуфа, я подумал: «Как это вообще можно слушать?». Он читает рэп как пацанёнок, а содержание его текстов – пропаганда каких-то несерьезных вещей. Однако он нашёл свою аудиторию – людей, которые увидели себя в его песнях.

Мы работаем над тем, чтобы люди понимали, откуда родом наша музыка. Всё осложняется тем, что в нашей стране очень мало возможностей для творческой реализации. Здесь единицы хороших битмейкеров, но мы уже прошли тот этап, когда можно было взять чужой бит. Сейчас – только авторская музыка. За неё не жаль отдать и собственные деньги.

Я надеюсь, что когда-нибудь мы придём к тому, чтобы приезжать на выступления лишь к моменту выхода на сцену. Сейчас мы всё организовываем сами, и за время предварительной работы успеваем вымотаться так, что к началу концерта голова гудит, голос садится, и мы даже не слышим, что поём. Хочется чувствовать музыку на все сто процентов и полностью отдаваться своему слушателю.

Нам часто задают вопрос: «Почему вы не свалите в другую страну?». Я всегда считал, что мы должны «стрелять» именно отсюда. Необходимо самим пройти огонь, воду и медные трубы, и вопреки всему создать культурную империю здесь. О нас должны говорить, как об исполнителях из Азии, из Бишкека, а не как о рэперах, которые, как и все, приехали в Москву и заявили о себе там.

Творческая натура такова: либо ты месяц в депрессии, либо у тебя в день по треку. И это невозможно контролировать.

Я считаю, что уже добился популярности, и у меня не может быть звёздной болезни. Своим друзьям из прошлого всегда искренне рад и очень ценю тех людей, что рядом со мной сейчас. 

Наша команда планирует ежемесячно собирать хип-хоп сообщество и устраивать какие-то мероприятия, ведь у нас, к сожалению, нет площадки для начинающих исполнителей. Они жаждут себя проявить, но в итоге буксуют на месте. Я уверен, что нужно помогать молодым ребятам.

Я всегда называю вещи своими именами и не стремлюсь понравиться всем. Уверен, что люди, с которыми знаком лично, не скажут обо мне ничего плохого. Все остальные могут говорить всё, что им вздумается. С мнением незнакомых людей, считающих уместным меня судить, я не считаюсь.

С детства я был очень наивен и в каждом человеке пытался увидеть нечто хорошее. Время, конечно, многое изменило – сейчас стараюсь осторожнее относиться к людям, потому что первое впечатление очень часто обманчиво.

Мне кажется, что Бог – это во многом персонаж вымышленный. Истина зависит лишь от того, насколько сильна твоя вера. В своих текстах я говорю: «Бог внутри меня», так как внутренний голос – это, на мой взгляд, и есть тот самый Бог, которого мы все о чём-то просим.

Когда мне было лет 14, я чуть не принял ислам. Я рос среди кыргызов, в совершенстве знал язык, и моё окружение способствовало тому, чтобы однажды я оказался в мечети. До сих пор помню некоторые молитвы и то спокойствие, о котором мне говорили друзья. Именно это чувство умиротворения оставило меня там надолго – до тех пор, пока мой старший брат, который для меня являлся непререкаемым авторитетом, не удержал меня от принятия незрелых решений. В своё время он сам принял ислам и даже женился по мусульманским традициям. Родители очень тяжело мирились с его выбором, поэтому он убедил меня не торопиться, за что сейчас я ему благодарен.

К секс-меньшинствам я отношусь негативно, поскольку считаю, что это неправильно и противоестественно. Завязывать дружбу с такими людьми я себе не позволю.

Когда я взял первое место во фристайл-баттле «Миллионер Beat» в Алматы, моя жажда участвовать в подобных мероприятиях угасла. В финале я выступал против Джонни Флэйма, который выиграл годом ранее, оставив мне «серебро». Я будто должен был победить главаря и сделал это – биться больше было не с кем. На мой взгляд, доказать своё мастерство один раз вполне достаточно, после этого нужно дать возможность проявить себя новым участникам.

Мы с Джоном абсолютно идентичны: я – это он, он – это я. Если в обществе один из нас ведёт себя как дурачок, другой будет вести себя серьёзно, дабы люди понимали, что мы не дуралеи. Мы дополняем друг друга.

«В жизни нужно попробовать всё» – эта фраза не про меня. Я очень настороженно отношусь к наркотикам и вовсе не считаю, что они способны придать вдохновения. Это лишь иллюзия.

Талант можно развить в любом человеке. Я работал в детском лагере, где детей учили петь и танцевать, и убедился: для того, чтобы раскрыть талант, необходимо лишь работать над собой и неустанно приобретать полезные навыки.

Сейчас я чётко понимаю, что такое вдохновение. Со временем начать писать только потому, что очень захотелось, становится не так легко – ничего не получится, пока не произойдёт эмоциональный всплеск. 

Я не считаю, что каждый гражданин нашей республики обязан знать кыргызский язык. Самая важная функция речи – способность понимать окружающих тебя людей. Если для этого нет необходимости в изучении неродного языка, то все принудительные заявления я считаю  неоправданными.

Я живу моментом. Не думаю о завтра, но думаю о послезавтра. У меня нет чёткого плана, но есть цели, для достижения которых сложно обозначить чёткие временные границы.

Хороший трек должен быть атмосферным. Можно выбрать интересную тему, написать хороший текст, подобрать хороший бит, но если в песне нет настроения, то всё мгновенно теряется.

Есть люди, которые изъявляют «бескорыстное» желание помочь, а потом тянут одеяло на себя. Никогда не понимал мотивов таких людей, но есть и совершенно иные примеры. Однажды мы познакомились с девушкой по имени Арина Даничкина.  Она от чистого сердца сделала многое для нашей группы, за что я ей безумно благодарен.

Возможно, это покажется смешным, но одной из любимых для меня стала книга «Алхимик» Паоло Коэльо. Я прочёл её на одном дыхании. Эта книга многому меня научила: я начал видеть знаки судьбы и внимательнее относиться к тому, что говорит мой внутренний голос.

Откровенно говоря, я не книголюб. Начав читать, я не могу избавиться от ощущения, что знаю, о чём будет книга, и чем она в итоге закончится. Мне становится неинтересно.

К критике я отношусь спокойно, потому что могу трезво оценить собственное творчество. Когда мы только начинали, думали, что мы самые крутые, и наш максимализм не позволял принять противоположное мнение. Сейчас мы понимаем, что пять лет назад действительно делали полную «вату», и люди, заявлявшие нам об этом, были абсолютно правы. 

Меня не интересуют вопросы политики. Мне, конечно, попадаются на глаза новостные материалы о каких-то важных событиях, но намеренно забивать свою голову информацией о войнах и справедливости существования однополой любви я не хочу.

Я считаю, что капризы артиста могут быть оправданы его талантом только в том случае, когда его желания напрямую связаны с реализацией его творческих идей. Требовать, как Ассаи, два килограмма кишмиша, сорок бутербродов с ветчиной, хурму и ещё пятьдесят таких же абсурдных подпунктов – это уже перебор. Нужно при любых обстоятельствах в первую очередь оставаться адекватным человеком.

Список артистов, чьё творчество меня вдохновляет, со временем меняется, но есть пара-тройка исполнителей, которые с давних пор в моём плейлисте. Из русского рэпа – Krec. Он не разочаровал меня ни в одном своём куплете. Басту я считаю «папой» русского рэпа, потому что он не боится, наверное, ничего. Многое для меня значит Боб Марли. Он изменил историю, и если бы не его музыка, то о Ямайке, возможно, мало кто знал бы. Однако настоящим феноменом для меня остаётся Эминем –  белый человек, который заставил чёрных поверить в его музыку; белый человек, который имеет право называть чёрного чёрным.

В творчестве всё должно быть поэтапно. Нельзя прийти в рэп, почувствовать себя уверенно и сразу организовать здоровый хип-хоп фестиваль. Нужно стартануть с какой-то маленькой тусовочки, попытаться понять, что именно необходимо людям. Следует обязательно пройти необходимые этапы, и тогда всё непременно получится.

Красота – это то, что способно вызвать какую-то эмоцию, задеть за живое. В луже, в которой сегодня видна только грязь, завтра можно увидеть отражение неба.

Доброта – моё самое сильное качество. Я человек искренний, совестливый и неконфликтный (что, на мой взгляд, и хорошо, и плохо одновременно). Моя слабая сторона – нерешительность. Порой я слишком долго размышляю, прежде чем решиться на новый шаг.

Я очень редко критично оцениваю свои работы. Опираюсь на мнение Джона и людей, которых глубоко уважаю, но если на чаше весов мое мнение перевешивает, то я всегда поступаю так, как сам считаю нужным.

Счастье не в достигнутой цели, а в проделанном пути. Лучше быть счастливым тунеядцем, чем богатым человеком, которому в жизни отчаянно чего-то не хватает.

Я ценю правду, даже если она горька. Конечно, ложь во благо иногда допустима, но очень важно этим не злоупотреблять. Не люблю людей, которые не отдают отчёт своим словам и действиям. Если ты что-то пообещал и позволил на себя понадеяться, то будь обязан сдержать слово.

Не стоит бояться рисковать, проигрывать и ошибаться. Каждый шаг учит нас чему-то новому. Нужно всегда быть честным перед самим собой, любить то, что делаешь, и делать то, что любишь.

 

Смотрите также: 
Один день из жизни: SMM как на ладони

Комментарии

Leon

Нельзя так говорить о Всевышнем. С геями вообще непонятно что делать

23.11.2015

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.